.RU

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ - Спорт как социокультурное явление


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении даётся обоснование проблемы исследования, раскрывается её актуальность, степень научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, формулируются его цель и задачи, выявляется методологическая основа исследования, теоретическая и практическая значимость диссертации, приводятся данные апробации.

^ В первой главе «Теоретико-методологические проблемы анализа физической культуры и спорта» решается задача исследования методологических оснований исследования спорта как социального явления и факта культуры, дан анализ физической и спортивной культуры в контексте проблемы формирования ценностных ориентаций личности и общества; рассматривается функциональное поле физкультурной и спортивной деятельности.

В первом параграфе «Спорт как социальное явление и факт культуры» автор останавливается на понятийном статусе спорта.

Спорт – это определённый образ жизни, чистый образ социальной и духовной деятельности, предполагающий во всём размеренность, желание помочь людям, служение общечеловеческим ценностям. Главным предметом современного спорта был и остаётся человек, его индивидуальная и общественная жизнь. Желание в любых видах деятельности, наполненных нравственным содержанием, быть первым – вполне законное желание. Но это, с одной стороны, продукт персонального, личностного усилия, т.е. творческий акт, который по-настоящему возможен лишь в пространстве столкновения разных позиций, а с другой – это желание имеет общекультурную, объективную значимость и потому надличностно, надпозиционно. Как факт культуры спортивное действие свободно от ограничений той или другой позиции. Оно рождается в острых позиционных взаимодействиях. Однако становится при этом общим достоянием, существующим автономно от субъекта, породившего его. Высшие спортивные достижения как бы «живут» своей собственной жизнью. И это обстоятельство говорит о том, что спорт, как и наука, искусство, философия представляет собой форму духовной жизни, основу которой образует нравственная воля, и которая развивается не только по объективным, но и по субъективным законам.

В разделе исследуются такие универсалии, как спорт и зрелище. Спорт, занятия спортом (как в активной, так и в пассивной форме) позволяют воспитать чувство меры у человека. А это предотвращает процесс перерождения зрелищных искусств и спортивных состязаний в простые зрелища. Сама по себе преимущественная ориентация на зрелища и зрелищное искусство ещё не гарантирует высокой культуры эстетических переживаний.

В современном постиндустриальном обществе потребления состязание становится предельно зрелищным. Люди плетут интриги; обществу постоянно навязывается мнение, что проблема нравственности тут ни при чём, особенно когда речь идёт о сфере производства (в том числе и духовного) в сфере рыночных отношений. Однако коммерциализация спорта не умаляет уважения к сопернику, принципа самоконтроля, т.е. всех тех императивов, которые достигаются в образовании.

Спорт, как социальное явление, невозможно понять как простое приспособление к материальным условиям жизни. В отличие от труда, замечает Х. Ортега-и-Гассет, спорт есть бесцельное усилие. Разумеется, это не означает, что внутри спорта нет целей, как «толчков» к новым достижениям. Более того, вся жизнь, согласно Ортеги, есть спорт.1 Прекрасно, что существуют люди, которые вместо того, чтобы упростить себе жизнь, всё же её значительно усложняют. Очевидно, что и спорт и прекрасное начало в нём в метафизическом смысле выходят за пределы видимого социального и эмпирического опыта. Но именно как раз этому и адресовано образование, которое, как «подъём ко всеобщему» (Гегель, активизирует творческое начало в человеке (в том числе и спортивное усилие, направленное в конечном счёте на формирование культуры мира, на формирование справедливой, хотя и не бесконфликтной общественной жизни, взаимных гуманных отношений между соперничающими сторонами. Автор приходит к следующим выводам. Занятия спортом, музыкой, другими искусствами отвергают человека от невоздержанности и тяги к безобразию. Если даже человек и приобретёт много денег и станет могущественнее, он не станет лучше, если утратит совесть, не проникнется рассудительностью и справедливостью. Человек, постоянно думающий о своих плотских удовольствиях, даже на здоровье не станет обращать особого внимания, «не поставит себе целью непременно быть сильным, здоровым, красивым».

Конкретным источником развития личностных функций индивида могут выступать различные сферы его жизнедеятельности. Личностный опыт может приобретаться: в сфере интеллектуально-познавательного поиска, если таковой превращается в поиск знания, наделённого личностным смыслом; в процессе коммуникативно-диалогической деятельности, если таковая ведёт к выработке и апробации собственной жизненной позиции; в сфере эмоционально-личностных проявлений при поиске личностных смыслов, выработке и переживании ценностных аспектов различных действий и отношений, что как раз достигается в спорте.

Во втором параграфе «Физическая и спортивная культура в контексте проблемы формирования ценностных ориентаций личности и общества» подчёркивается, что физическая культура ориентирует не только на то, что есть, но и на то, что может и должно быть с привлечением данных естество- и обществознания, богатого гуманитарного наследия прошлого и настоящего. В данном отношении представляет интерес исследование физической и спортивной культуры с позиций понятий «ценность» и «ценностная ориентация». Ведь ориентация на ценности выступает характерной чертой человеческой жизни, телесного и духовного здоровья человека.

Подход к исследованию ценности как регулятора поведения человека является в этом плане особо актуальным, поскольку у человека ценности выступают системой координат, картой его природного и социального мира, с которой он соотносит своё поведение и деятельность.

Ценностные ориентации – важнейший системообразующий элемент внутренней структуры личности. Они возникают при этом как рефлексия над ценностями, позволяют отделить значимое, существенное для человека от незначимого, несущественного. Критерием такого ограничения и самоограничения «Я» выступает ориентация на гуманитарную культуру, на такие сверхценности, как любовь к природе, к родине, народу. Эти сверхценности, представляющие собой «выгоду сверх выгоды», если употребить известный термин И. Канта, употреблённый им в отношении свободы, необходимы для нормального и полноценного существования как отдельного субъекта, так и человеческого сообщества в целом, на который ориентирован субъект.

В параграфе анализируются факторы, влияющие на ценностное содержание физической и спортивной культуры, на содержание социальных функций спорта.

Философское осмысление спорта с точки зрения социальной и ценностной значимости для человека позволяет выделить несколько моментов:

1. Человек всегда определяется как существо исполненное духовной силы. Реальный человек выходит из природного состояния благодаря внутренней силе, которая помогает ему подняться к нравственному состоянию. Сила является главной чертой человеческой природы, и обеспечить её позволяют спорт и физическое образование.

2. Философское осмысление спорта зиждется на принципе развития. Нравственные и духовные силы необходимо развивать. Труд спортсмена, деятеля искусства, врача, учителя и т.д. сегодня превращается в чуждую ему силу, в средство для поддержания его индивидуального существования. Отчуждённый труд отчуждает от спортсмена, учителя и т.д. не только его собственное тело, его телесную конституцию, как артикулированное тело, или чувство, духовность чувств, но и духовную сущность, человеческую сущность. Человек становится грубым и невоспитанным. Его «глаз становится только страдательным. Он переходит только к пассивному отражению видимого, а не к активному его воссозданию. Напротив, физическая культура предназначена главным образом для того, чтобы человеческое тело было сформировано нравственной и свободной волей. Но вражда между эмпирическим чувством и духом пока трудом человека ещё не выработаны человеческий вкус к природе, естественное чувство человека.

Социально-философское осмысление физического образования и спорта предполагает рассмотрение человека в трех ипостасях: человек как произведение природы, произведение общества и произведение самого себя. В этом образе человека на первый план выдвигаются его природный характер, связь с обществом и индивидуальность. Ценностное содержание спорта в данном контексте следует рассматривать как преодоление человеком своей грубой, животной природы, когда он своими собственными силами создаёт свою личность, а конечную цель видит в достижении нравственного состояния, которое поднимает человека до уровня свободы, освобождая его от пут эмпирических влечений и страстей, которым он повинуется, находясь как в естественно-природном, так и общественном состоянии.

В заключении параграфа автором делаются следующие выводы: проблема ценностных ориентаций субъекта разработана недостаточно; следовательно, существуют разноречивые толкования; размыты методологические установки о ценностной значимости различных социальных феноменов, что в полной мере относится и к спорту; как следствие всего этого, происходит смещение акцентов по различным общественно-значимым проблемам (в том числе по проблеме спорта и спортивной культуры).

В третьем параграфе «Функциональное поле физкультурной и спортивной деятельности» диссертант определяет физкультурную деятельность как деятельность, связанную с освоением, совершенствованием, поддержанием и воспроизводством ценностей в специфических областях: физического воспитания, физической культуры и спорта, а также деятельностью, носящей неспецифический, обеспечивающий характер: физкультурно-спортивной науки, отраслевого управления, подготовки и переподготовки физкультурных кадров.

Спортивная деятельность слагается в основном из двух взаимодействующих компонентов: физического и социогенного. Участники спортивной деятельности являются физическими агентами, а события, связанные с выбором вида спорта, спортивной тренировкой и соревновательной деятельностью, представляют собой моторное поле. Социогенное пространство спортивной деятельности состоит из политического, правового, экономического, культурного, образовательного, информационного, эстетического и нравственного полей. Формирование и действие многогранных спортивных отношений в пространстве спортивной деятельности в целом обеспечиваются наличием социогенного подпространства. При этом функции перечисленных полей выполняют ряд призванных к тому общественных институтов: пресса, спортивное общество, учебные заведения, с целью регулирования спортивных отношений.2

Соревнования вскрывают существенную взаимосвязь нравственных и временных отношений. Именно в соревнованиях имеет место слияние пространственных и временных событий в конкретном целом. Соревнования выступают в роли «хронотопа» и составляют системообразующий фактор поля спортивной деятельности.

Последняя не должна абстрагироваться от феномена культуры человечества, от гуманитарной культуры. Спортивная деятельность, выступающая как дальнейшее расширение творческих возможностей физкультурной деятельности, направлена на повышение культуры жизнедеятельности людей. Она выступает в качестве стимула гармонизации векторов развития современной цивилизации.

Спорт, как самодостаточная и многогранная подсистема ценностей современной культуры, располагает огромным креативным потенциалом формирования физического, телесного, нравственного, социально-психологического и духовного здоровья человечества. Спортивная деятельность способствует гармонизации межличностных и межнациональных отношений. Спорт влияет также на развитие образовательной системы, на всю культурную и духовную ситуацию в целом.

Социально-философское осмысление и исследование такого социального феномена, как спорт, неизбежно связано с социальным институтом образования, поскольку оно (образование) всегда являлось ведущей темой теории физического воспитания и спорта. Исходя из этой фундаментальной предпосылки, неизбежно рассмотрение структурных признаков образования с точки зрения социальных функций, выполняемых спортом.3

Диссертант анализирует эти функции, соотнося их со структурными элементами образования. Он замечает, что если исходить их сложившихся воззрений на социальные функции физкультурной и спортивной деятельности, то образовательные возможности физической культуры и спорта можно распределить по следующим направлениям, для которых характерны определенные комплексы образовательных мотивов:

Эти комплексы мотивов находятся друг с другом в гармоничной взаимосвязи. В этой связи напрашивается вывод о том, что одна из основных социальных функций спортивной деятельности заключается в реагировании на порождаемые временем обстоятельства. Одна из смысловых установок спорта и физического образования современного человека заключается в том, чтобы выявлять многочисленные формы, в которых происходит уничтожение эмоционального мира человека (в том числе сведение телесной природы к чисто инструментальным функциям). Физкультурная и спортивная деятельность направлена тем самым против превращения тела в орудие для достижения определённых меркантильных целей.

^ Вторая глава диссертации «Спорт и культурная жизнь общества» посвящена анализу социальных контуров персонального усилия, предполагающего развитие телесности и духовности общества, исследованию телесного опыта человека и общества, рассмотрению спортивной игровой стихии и духовно-экзистенциального измерения спорта.

В первом параграфе «Социальные контуры персонального усилия, направленного на развитие телесности и духовности общества» автор анализирует взгляды мыслителей античности – Платона, Сократа, Аристотеля, Гиппократа, – касающихся идеи гармонии тела и души. Он обосновывает и развивает мысль Аристотеля о том, что снятие напряжения – одна из важнейших социальных функций спортивных игр. Общество, чтобы нормально функционировать, должно заботиться о снятии нравственного, душевного, телесного напряжения у своих членов. Но для игр следует выбирать подходящее время, «как бы давая их в качестве лекарства, ведь движение во время игр представляет собой успокоение души и благодаря удовольствию отдохновение».4

В немецкой классической философии происходит переосмысление проблемы единства души тела. Не любая философия, согласно И. Канту, благотворно действует на человека. Пример силы философии как целительного средства продемонстрировал в присутствии самого великого Помпея (Cicer. tusc. quaest. tib. 2, sect. 61) философ-стоик Посидоний, произведя над собой следующий эксперимент: воодушевлённый дискуссией с эпикурейской школой, Посидоний «превозмог острый приступ подагры; он свёл её только к боли в ногах, не дав ей охватить сердце и голову, – и так он, декламируя: боль не является злом, – дал доказательство того непосредственного физического воздействия философии, которого природа и хотела достигнуть с её помощью (плотского здоровья)».5

Автор рассматривает также взгляды И.Г. Фихте, его идею «артикулированного человеческого тела» или телесности. Спортивное усилие при соответствующем развитии органов телесности становится духовным. Через спорт, таким образом, облагораживаются человеческие взаимоотношения. Диссертант рассматривает не только линию философского рационализма – сочинения Г.В.Ф. Гегеля, Л. Фейербаха – но и иррационалистическую тенденцию в истолковании телесного и духовного начал человеческой личности – труды позднего Ф.В.Й. Шеллинга и А. Шопенгауэра.

Человеческая телесность со времён Платона и Аристотеля, делает вывод автор, рассматривалась как вершина выражения общественной гармонии. И тут дело заключалось не только в том, что незыблемость и красота человеческого тела делала его образ притягательным для проведения политических и культурологических аналогий, но и в том, что человека в меньшей степени можно было узнать по его внешнему облику, чем по его поступкам. В истории происходила постепенная сакрализация человеческого тела. В то же время необходимо отметить, что культурные конструкции, позволяющие проследить аналогии между человеческим телом и любыми ментальными категориями, имеют актуальность и по настоящий день.

Идея взаимосвязи телесного и духовного «Я» человека предполагает следующее. Проникновение души человека в свою телесность не должно быть абсолютным, т.е. таким, в результате чего полностью исчезает различие души и тела.

Выступая в качестве социокультурного механизма формирования и развития человеческой телесности, философская традиция в лице представителей немецкой классической философии выходит за границы задач совершенствования только телесной организации человека. Тем самым и спорт приобретает выход к духовным горизонтам человеческого «Я». При этом важна духовная организация, которая самым тесным образом связана с миром телесной культуры посредством внутренних и внешних органов чувств.

В ходе дальнейшего исследования проблемы человеческой телесности, социальных контуров персонально усилия «Я», следует учитывать тот момент, что человеческая душа постепенно возвышается над ограниченным содержанием ощущений. В то же время она как бы преобразует «своё тело в отображение своей идеальности».6 Именно с этих позиций автор исследует проблему человеческой телесности; последняя, как «наличное бытие» души, еще не анализировалась в дóлжной мере в литературе. А между тем спорт, как социокультурный феномен, имеет самое непосредственное отношение к душе и к духовности человеческих чувств.

Эта мысль должна предохранять нас сегодня как от излишней абсолютизации духовного начала, так и от подчёркивания одного только волевого или чувственного фактора. В данном плане идея единства души и тела, духовного и телесного начал, воплощающаяся в спорте и физической культуре, открывает выход к новым культурным и социальным горизонтам. Но при этом следует учитывать, что эта идея не есть нечто только метафизическое, т.е. чисто сверхчувственное. Кое-что остается в телесности чисто органическим, так что внедрение духовного в биологическую и социальную жизнь посредством физической культуры и спорта оказывается только одной стороной этой последней, т.е. телесности.

Во втором параграфе «Социокультурный опыт человека и общества как предпосылка развития интерперсональных отношений и стимулирования спорта» диссертант показывает, что телесный опыт человека органическим образом связан с вопросом об идентификации телесности человека. Этот последний вопрос есть вопрос о самом источнике поведенческих реакций человека. Данный источник коренится, на наш взгляд, в духе и свободе человека, в его «родовой сущности», если употребить известный термин К. Маркса. Эта «родовая сущность» позволяет индивидууму осознанно или неосознанно отождествлять себя с другим лицом. Однако при этом необходимо иметь в виду следующее: если З. Фрейд под идентификацией понимает раннюю и самую первоначальную форму эмоциональных связей, то мы вкладываем в данное понятие другой смысл.. Идентификация, на наш взгляд, сопряжена с тем, что мы как бы понимаем, т.е. мыслим, всем телом и в этом случае телесность выступает в качестве своеобразного «зеркала» для отображения сущности идеального субъекта, т.е. такого субъекта, с которым мы хотели бы себя соотнести.

Понятно, что идентификация отлична от самоидентификации, к которой часто прибегает спортсмен, т.е. когда формируется устойчивый образ самого себя, с которым спортсмен должен соотносить свою собственную эмоциональную и полную напряжения жизнь. Этот момент долженствования касается того «чистого» духа, который как бы живёт во всей системе человечества. Это такой уровень рассмотрения духовности, который соотносится с чистой социальностью, сопряжённой с сознанием человечности, с сознанием причастности ко всему человеческому роду.

Если духовность рассматривать как социально-онтологическое основание энергийного выражения духа, то становится ясно, что образование как неуклонный подъём по ступеням духа, направлено на развитие духовной конституции и социокультурного опыта человека. Тело и лицо человека – не физический акт, а зерцало всего бытия; в духовности достигают своего наивысшего напряжения космические потенции: 1) стремление к бытию; 2) стремление к небытию; 3) и то, что свободно «парит» между ними. Тело спортсмена задаёт, таким образом, жизненный пульс той системе, в которой оно находится.

«Тело» спортсмена не может существовать вне свободы, а свобода не просто относится к действию первой или второй потенции. Она как бы «гнездится» в промежутке между двумя. Ведь если человек хочет быть свободным, то он должен ограничить свою свободу, чтобы предоставить свободу другим. Бесконечное стремление к новизне, к наивысшим достижениям порождает наивысший дух соперничества. Но «жизненный мир» человека-спортсмена, его возможности всё же ограничены, и человеке часто не выдерживает слишком активной деятельности; его стремление подавить других выдаёт лишь его неспособность справиться, освоить добытые результаты. Отсюда и право – это не только необходимое условие существования свободных людей в обществе, но и способ защиты своего «жизненного мира» от воздействия сил жизни и смерти.

Человек должен научиться защищать себя не только от преждевременной смерти, но и от слишком переполненной всякого рода стремлениями жизни. Именно духовный и телесный состав человека может обосновывать столкновения человеческих притязаний на основе идеи права, исходя из подлинной воли к объективному благу.

Человек – это существо, постоянно себя преодолевающее, выходящее за границы своего «Я». Человек стремится выйти из замкнутой субъективности. Это возможно двумя путями. Первый путь – это путь объективации. Второй «лежит в глубине существования». Это – путь «экзистенциальных общений».7 Личность, и особенно личность спортсмена, наиболее полно реализует себя именно здесь. Это важно понять для осознания глубины «отношений между личностью и сверхличными ценностями».8

В настоящее время потребительское отношение к культурным ценностям убивает живость непосредственного чувства, являющегося главным признаком внутренней телесной организации и высокой духовной культуры. Потребительство, распространившееся особенно в последние десятилетия, разрушительно прежде всего по отношению к внешнему миру и таит в себе угрозу разрушения духовного и телесного (физического) здоровья личности. Далеко не случайно В.А. Лекторский специально отмечает тот существенно важный для нашего исследования момент, что духовное связано с выходом за границы чисто эгоистических интересов, личной пользы, мелочных расчётов, своекорыстия. Оно исходит из того, что цели и смысложизненные интересы личности укоренены в системе надындивидуальных ценностей.9

Потребительство разрушает «неорганическое тело человека», связанное с внешними и внутренними органами человеческой телесности (например, в качестве внутреннего органа может выступать внутреннее «око», возвышающееся над границами сугубо эгоистичного интереса). Человек, лишённый духовности, а значит, и нравственности, расценивает природу только с точки зрения того, что она способна дать немедленно и исключительно в данный момент, для удовлетворения растущих вожделений.

Можно сказать, что духовная сущность человека раскрывается в универсальном характере его деятельности, в которой задействованы все сущностные силы (любовь к природе, способность к состраданию, чувство стыда, стремление к прекрасному и т.д.). Ориентация на эти начала способствует формированию многих превосходных духовных качеств (например, повышенной восприимчивости красоты, мягкости, пластичности и т.д.).

Творческий труд – одно из важных условий физического, психического, нравственного и интеллектуального развития человека, сохранения и укрепления его телесного, физического здоровья. Такой труд представляет собой необходимую предпосылку духовного и физического развития человека. Только творческий труд доставляет моральное удовлетворение, создаёт благоприятный психологический климат. Труд даёт человеку чувство собственного достоинства, жизненную энергию, творческий стимул. Отдавать свои силы избранному, получать не только материальное, но и моральное удовлетворение, чувствовать свою причастность к решению общих задач – вот что является для человека наиболее важным. Стремление полноценно трудиться складывается из многих мотивов. Это материальная заинтересованность, познавательный интерес, положительные эмоции, которые дают любовь к трудовому процессу, удовлетворение результатами, сложившимися условиями жизни, характером работы и т.д.

Можно не побояться высказать ту мысль, что сегодня тело человека в значительной мере подчинило себе потенции телесной, душевной и духовной жизни, индивидуального развития людей. Физическое тело как бы обступает развитие телесности, остаётся чем-то внешним и чуждым духовному и телесному движению. Человек, пытаясь понять свою телесную организацию, пристально вглядывается в человеческий, естественный мир, а видит только плотность, соразмерную упрощённым представлениям о физическом теле.

В связи с этим мы и выдвигаем тот тезис, что феномен телесности должен восприниматься как ориентация на особенные смыслы жизненной стихии человека, на бытие человека как смыслопорождение. Таким образом, это не какая-то абстрактная схема жизнедеятельности человека, а развитие самой его жизни в ее духовном и телесном своеобразии.

В механизм самоконституирования человека при этом включается самоизменение его телесной культуры и смысла, развитие его ответственности за себя. Человек формирует самого себя (духовно-телесное формирование) в процессе постоянного напряжённого поиска собственной целостности как субъекта, как существа многомерного и поливариантного, если вести речь о его развитии. Следовательно, способ телесного бытия человека, характер удовлетворения потребностей, формы общественных отношений и особенности его духовного мира формируются в результате развития интерперсональных отношений. В ходе этого общения преобразуется сам статус телесности, формируются её внутренние органы (например, внутренний слух), а тем самым возникает и новое качество жизни, где «болезнь», «боль», «страх» оказываются не столько естественными состояниями человеческого тела, сколько присваиваемыми и переживаемыми человеком культурными состояниями. Исходя из этого, можно определить телесный опыт как такое культурное образование, которое вызвано новой формой поведения; это своеобразная определённого модуса человеческого тела, связанного со способностью человека к трансцендированию в процессе творческой деятельности, одной из фундаментальных форм которой выступает спортивная деятельность.

Третий параграф «Спортивная игровая стихия и духовно-эстетическое измерение спорта» посвящён анализу иррациональных факторов игры спортсмена, исследованию социокультурных пластов иррационального. В игровом соперничестве каждый участник соревнуется в первую очередь сам с собой, стремясь превзойти ранее показанный результат. В данном плане трудно отрицать результативность спортивной игры и всё же в её природе есть стихийный элемент, на котором нам следует более подробно остановиться.

Спортивная игра – это некое безумие, остановка «рацио», без которого трудно говорить об игре как наивысшем вдохновении, требующем задействования всех физических и духовных сил субъекта. Безумие как игра, если следовать даосской традиции, соответствует культуре с устойчивыми механизмами саморегуляции. Даосская «болезнь», или «безумие», служит сдерживанию и преодолению природного бытия, а в конечном счёте, – включению в культуру неподвластной ей реальности. Спортсмен, как бы отдающийся своей «болезни», повинуется, в принципе, тому же зову, что и участник древних празднеств, надевающий «маску» демона или зверя. Но в отличие от дикаря он делает предметом созерцания наивысших результатов спортивной деятельности самое своё бытие, отвлекается от внешних телесных форм и превращает в метафору то, что прежде переживалось как подлинное.

Спортивная игра автором понимается как специфический вид активности субъекта, отличный как от деятельности, так и от общения в силу фиксированной нормативности игрового пространства. Спортивная игра есть актуализация избытка физических, душевных и духовных сил человеческого существа, свободной от «внешней потребности», и чем более она оказывается бесцельной, тем скорее мы обнаруживаем в ней счастье. В данном отношении наслаждение от игры артикулируется не только в собственно эмоциональном ключе, но и обретает духовно-эстетический характер.

Спортсмен не ищет идеальных, умозрительных схем реальной действительности. Он просто оберегает полноту социального бытия, как бы вверяя всё сущее беспредельной открытости социальных и духовных перемен.

Путь спортсмена претворяется в следующих «шагах»: 1) спортсмен отстраняется от эмпирического, возможного опыта (результаты, им достигнутые, выходят за пределы повседневного существования); 2) он также возвышается над устоявшимися формами воззрения на мир. Но главное заключается в том, что спортсмен занят повышением чувствительности. Для его жизни и деятельности характерен переход к интенсивному и возвышенному проживанию жизни.

Итак, основные мотивы жизни спортсмена – это интенсификация жизненных форм, вневременной и внепространственный «разрыв» (ведь культура, как учит Чжуан-цзы, творится прежде, чем сами зримые формы обретут внешнюю форму). Спортсмен не пользуется отдельными органами чувств; он чувствует и «думает» всем телом, воспринимает мир всем своим существом. Однако он умеет быть таким, каким ещё не бывал, а поэтому способен вернуться к истоку всех вещей и опознать свой подлинный облик. «Этим опытом опознания, а лучше сказать, предчувствования неведомого, скрывающего свой лик Божества вдохновлён род патетических пассажей даосского писателя, на первый взгляд выпадающих из общего иронического, даже шутливого тона его книги».10

Путь спортсмена есть и движение в обратном направлении: от внешних образов к мельчайшим «семенам» вещей, путь к абсолютно внутреннему и экзистенциальному. Эта практика, которая требует разучиться своим привычкам и отвергнуть существующие стереотипы мышления, есть практика возвращения к первозданной истине своего телесного присутствия как бытийственной привычке.

Деятельность спортсмена превосходит дихотомию труда и отдыха, полезного и бесполезного, хотя она и не сводит человеческую практику к некоей первичной сущности. Не является таковой и игра человека.

Между тем спортивная игровая стихия предстаёт реальностью вездесущей, неотделимой от самой социальной жизни. Спортивная игра требует полнейшей серьёзности от её участников. Эта игра имеет бытийственные корни, предшествующие любым её «правилам». Нам думается, что не следует допускать никаких изъятий из неограниченного поля телесного и духовного опыта, открываемого игрой. Игра (особенно спортивная!) есть сам фатальный «танец» вещей, стоящий выше самых духовных сущностей. Ведь миром как раз и движет безудержная радость. А что, кроме спортивной игры, точнее, самого переживания игры, может подарить ничем не омрачаемое наслаждение?

Актуальность игры спортсмена состоит в том, что игра способствует свёртыванию общественной истерии; именно игра превращает безумство из реальной угрозы культуре в угрозу игровую, нереализуемую. «Безумие как игра, – пишет В.В. Малявин, – соответствует культуре с устойчивыми механизмами саморегуляции. Так даосская «болезнь» или «безумство» служила сдерживанию и преодолению природного бытия и в конечном счёте – включению в культуру неподвластной ей реальности».11 Человек, отдающийся своей «болезни», повинуется тому же зову, что и участник древних спортивных празднеств. Но он делает предметом созерцания самое своё бытие, отвлекается от внешних форм и превращает в метафору то, что прежде переживалось как творчески подлинное.

Великая игра спортсменов не позволяет отчуждать символическую активность человека от его духовного, эстетического опыта, превращать культурные символы в анонимные средства интерперсонального общения, ущемляющие человеческую природу. Ведь такое общение не анонимно, а связано с возвышением человеческой личности, лица, которое в содержательном отношении гораздо больше, чем субъект.

Игра спортсмена не позволяет абсолютной открытости человека миру принять характер взаимного уничтожения. Она преобразует человеческую агрессивность в экзистенциальный танец, обладает нравственными и эстетическими смыслами. В этом проявляется гуманистическая сущность спортивных игр.

Итак, спортивная игровая стихия непосредственно соприкасается с духовно-эстетическим измерением спорта и спортсмена. Эстетическое, как полагает автор, повышает степень жизнедеятельности человека. В игре доводится до предела контрастная событийность «своего» и «чужого», личной экзистенциальной воли и анонимного порядка, испытующего и испытуемого. Мы должны поэтому, особенно сегодня, проявить преданность игре, распространив её на символы святости, на то лучшее, чем мы располагаем, на идеалы добра, истины и справедливости. Но делать это мы должны для того, чтобы «собрать» воедино духовное и эмпирическое, Абсолютное и человеческое, так, чтобы позволить человеку интериоризировать, «схоронить» в себе «небесное» начало в культуре.

Именно игра и интерперсональные отношения, а не абстрактные идеи, вдыхают в нас жизнь. Источник жизни – в вездесущей творческой стихии, которая заявляет о себе в игре и смехе, грёзах и творческих образах, в спортивном танце и соревнованиях. А это и есть то первичное доверие к человеку, которое постепенно переходит в признанные культурой формы.

^ В третьей главе «Спорт и духовная жизнь общества» спортивная деятельность представлена в качестве неотъемлемого элемента структуры духовной жизни и формирования интерперсональных отношений; спорт исследуется при этом как социально-ценностная и телесно-духовная система; автор анализирует влияние физической культуры и спорта на духовно-экзистенциальную культуру молодёжи и на данной основе исследует образовательный аспект спорта.

В первом параграфе «Спортивная деятельность в структуре духовной жизни общества» автор развивает ту мысль, что спорт, как неотъемлемый элемент духовной жизни общества, позволяет придать высокую степень накала противоречию между устремлениями творческого духа и соответствующими социальными реалиями. Ведь спортивная деятельность, как и деятельность художника, композитора, учёного, наряду с целью, результатами и иными своими системообразующими элементами, наиболее всего связана с самим «характером» осуществляющихся действий. Спортом может заниматься далеко не каждый, но если спортивное искусство утрачивает свою роль в обществе, свою нравственную или разумную силу, то оно оказывается направленным не на воспроизводство, а на разрушение общественной жизни. Если в спорте возрастает чувственная компонента, т.е. спорт начинает ориентироваться на зрелище, то он оказывается неспособным избавить мир от конфликтов и катастроф.

В системе ценностной иерархии общества и отдельного человека существуют так называемые основные, базовые ценности, которые являются стержневыми в любой сере человеческой деятельности. К таким базовым ценностям можно отнести образованность, честность, трудолюбие и т.д.

Общество движется вперёд в своих действиях посредством сил, накопленных всей предшествующей историей. Каждый новый взлёт мысли осуществляется со стартовой площадки, построенной нашими предшественниками. Общественное сознание не внеличностно, а надличностно. «Всеобщее сознание, дух определённого народа есть субстанция, акцидению которой представляет собою сознание отдельного человека».12 Нам думается, что в идее «трансцендентального субъекта» классиками немецкой философии – И. Кантом, И.Г. Фихте, Г.В.Ф. Гегелем – диалектически «угадано» не столько понятие общественного сознания, сколько интерперсонального усилия, рождающегося в результате столкновения разных позиций, усилия, приводящего к перерастанию спорта в факт культуры.

В связи с этим можно, видимо, говорить о спорте как области человеческой культуры. Спортивное искусство, иные виды искусства, жизнь и наука обретают единство только в личности, которая выступает в качестве «трансцендентального деятеля». Другими словами, спорт имеет отношение к духовной жизни, если он оказывается приобщённым к искусству, жизни, философии и науке.

Необходимо отметить, что цельность сознания спортсмена – это один из главных показателей его жизнестойкости. Его сознание ближе к непосредственной действительности, к пёстрому потоку жизни. Поэтому в нём полнее отражена специфика ситуации со всеми её конкретными деталями и смысловыми нюансами. Повседневный мир спортсмена может выступать в качестве первичной формы понимания обществом социального и природного мира. Ведь телесное, душевное и духовное «Я» спортсмена находятся в диалектическом единстве.

На физическую и духовную жизнь спортсмена оказывают слияние общественное мнение и слухи. Люди одобряют или осуждают те или иные явления спортивной жизни, входящие в компетенцию общественности. Последнее слово всегда остаётся за общественным мнением. Отношение масс к спорту – вот единственное мерило, по которому можно судить о степени его жизненности. В общественном мнении не обязательно единство, фактически всегда имеется разнообразие мнений, взглядов и оценок.

Источником общественного мнения о спорте и физической подготовке граждан служит различные каналы массовой коммуникации, прежде всего пресса, радио, телевидение, а также различные слухи, формы коллективного и индивидуального опыта, выраженные в тех или иных видах социальной информации. Последняя оказывает влияние на состояние спортивной культуры. Информация, формирующая общественное мнение, преломляется через призму личного опыта человека, включая сюда и телесный опыт. Чем демократичнее общественный строй, тем больше возможность влияния общественного мнения на решение внутренних и международных проблем, на решение проблемы формирования физической культуры и спорта.

Раскрывая содержательную сторону формирования интерперсональных отношений в сфере спорта, автор сталкивает «жизненный мир» спортсмена и «миры» тех, кто интересуется спортивными зрелищами. Обыденность поглощает человека; последний теряет свою подлинность и индивидуальность. Эти тысячи индивидов безличны, масса, толпа одиноких, пустота, не знающая чем себя заполнить. Инстинктивно пытаясь вернуть и сохранить хотя бы свою индивидуальность, человек ищет сферу, в которой он не только бы скрасил свою жизнь развлечением, но и ощутил бы свою значимость, мог бы стать «судьёй» чужих деяний.

Обыватель неспособен на творчество, слишком труслив для «приключений». Он тяготеет к зрелищам, но слишком пассивен в них. Будучи зрителем спортивных зрелищ, он более активен психологически, «вовлечён в процесс»; спорт становится для него не только лёгким развлечением, не требующих особых интеллектуальных и физических усилий, но и страстью, экстазом, знаком его, обывателя, значимости. Здесь он, зритель является заказчиком, оценщиком, так сказать, «законодателем мод». Он эмпатирует, живёт чужой жизнью, чужими достижениями. А раз есть спрос, есть и предложение: возникает целая система «общественного спорта», спорт получает государственное, политическое значение, превращается в особый мир в мире, становится сферой профессиональной деятельности, особых отношений и противоречий, сферой выгод, бизнеса. Это уже настоящий монстр, живущий за счёт обывателя. Обыватель же, уставший от трудов и жизненных конфликтов, изъеденный скукой, находит в спорте отдушину: спорт превращается в зрелище, как-то разнообразит жизнь, становится бытовым приключением и праздником. Лишённый физического удовольствия, связанного с самим выполнением спортивных ролей, спортивный зритель компенсирует это отсутствие наличием удовольствия чисто душевного, психического. Вот почему чем скучнее жизнь обывателя, тем становится популярнее в народе общественный спорт.

Итак, спорт лишь в том случае выступает предпосылкой духовного развития общества, если в этом обществе усиливается нравственный дух и на первое место выходят интересы развития отдельной личности, которая по большому счёту есть «лицо», содержательно превосходящее просто субъекта.

Во втором параграфе «Спорт как социально-ценностная и телесно-духовная система» диссертант отмечает, что отношение человека к своим возможностям (в частности, возможности сверхнормативной активности) не похоже на безразличие, проявляемое вовсю по отношению к могущим случиться с нею происшествиям. «Человек, – пишет Э. Левинас, – отныне брошен в среду возможностей, по отношению к которым он отныне ангажирован, которыми он отныне вовлечён, отныне он либо воспользовался ими, либо упустил их. Они не добавляются к его существованию извне, как акциденции».13

Определение специфики спорта как социально-ценностной системы, наряду с перечислением его функций, предполагает и методику, направленную на выявление более заметных признаков спорта. Специфические характеристики спорта позволяют выделить шесть таких признаков: обращённость к миру, т.е. земной, светский характер спорта; равенство шансов и возможностей для всех, занимающихся спортом; ролевая специализация; бюрократизация; ориентация на количественные показатели и критерии; стремление к рекордам.

В этом контексте возникает задача определения не только функций и признаков спорта, который функционирует в обществе как целостная социально-ценностная система, но и границ сферы его компетенции, что часто при абсолютизации данной сферы приводит к обособлению спортивной деятельности от всей прочей деятельности человека вообще.

Диссертант выделяет четыре «модели спорта» – экспрессивную, соревновательную, коммерческую, функциональную. В параграфе предложены критерии социально-педагогических оценок развития личности в социально-ценностной системе спорта:

Сущность образования, отмечает автор, состоит в превращении человека в духовное существо. Требование всеобщности реализуется в практическом образовании как умение отвлечься от самого себя, дистанцироваться от непосредственных личных влечений, частных интересов, увидеть и понять то общее, которым в этом случае определяется особенное (телесно-духовная система личности). Итак, совершаемый в образовании подъём ко всеобщему есть подъём над самим собой, над своей природной сущностью в сферу духа. Но в то же время мир, в который «врастает» индивид, – это реальный мир; он образуется телесной культурой и прежде всего языком, системой ценностей и смыслов, а также повседневностью, опирающейся на обычаи, традиции, обыденное сознание в целом.14

Спорт, если к нему подходить как к фактору формирования культуры мира, как предпосылке формирования творческой личности и элементу её культуры, изменяет всю сферу чувственного познания индивида в целом, её телесно-духовную культуру, что, в конечном счёте, приводит к новому смыслополаганию и пониманию действительности.

Разногласия в оценках деятельности спортсмена свидетельствуют о том, что спорт как социально-ценностная система приобретает двойственный характер: с одной стороны, он должен создавать образы человека (спортсмена) как уже существующие в действительности, так и идеальные, а с другой – проверять, в какой степени такие образы могут стимулировать теоретические исследования в области образования.

Социально-философский анализ спорта, как социально-ценностной системы, позволяет выработать комплекс принципов и норм, регламентирующих педагогически оправданную практику большого спорта. Обязательным критерием оценки при этом выступает для этой системы самостоятельность спортсмена в его действиях. Это норма позволяет наметить границы педагогического вмешательства в большой спорт. Тем самым мы подходим к практическому аспекту проблемы гуманизации всей системы образования.

Уровень человеческого понимания ценностей спорта и физической культуры находится в диалектической взаимосвязи с человеческими потребностями, интересами и позициями. Анализируя содержание и качество потребностей, рациональных и эмоциональных причин их возникновения, можно понять, почему люди направляются к действительным или иллюзорным ценностям, почему ценности дифференцируются, создаются системы и иерархии ценностей.

Итак, можно вести речь о трёх аспектах функционирования спорта как социально-ценностной и телесно-духовной системы: социальные идеалы, предметно-воплощённые ценности и личностные ценности. В аксиологическом ключе человек может быть рассмотрен также в трёх ипостасях – как производитель ценностей, как субъект оценки и как ценность. Автору представляется, что аксиологическая «тройственность» человека, общий принцип интеграции трёх названных ипостасей еще не нашел надлежащего отражения в литературе. Фактически многие кардинальные вопросы общей теории ценностей являются дискуссионными. Однако новое состояние социума, новые общественные реалии требуют новых подходов.

В третьем параграфе «Влияние физической культуры и спорта на духовную культуру молодёжи: образовательный аспект» диссертант на основе проведённого социологического исследования духовных интересов учащихся СУЗов, а также студентов ведущих ВУЗов Республики Башкортостан пришёл к следующей классификации социальных функций спорта в их отношении к социально-педагогическим целям.

1. Область спортивно-моторных целей – сюда относятся такие качества, как ловкость, выдержка, сила, быстрота. Однако данные показывают, что цели спортивно-моторной активности всегда выступают в связи с другими установками, а не как самодовлеющие (например, воспитание силы духа, готовности к риску, способность к длительным трудовым усилиям, как умственным, так и физическим, психологическая гибкость и адаптивность, выдержка и др.), которые, в свою очередь, определяют социальный облик молодого человека в его учебной, производственной, психологической деятельности.

2. Комплекс аффективных целевых установок, которые определяются такими эмоциями, как наслаждение и радость. Здесь проявляется первоначальное значение понятия спорт – «диспортаре», т.е. «развлечение», «удовольствие». Таким образом, главная аффективная целевая установка состоит в том, чтобы посредством спорта так удовлетворять потребность в двигательной активности, чтобы она приносила удовольствие, радость, наслаждение.

3. Сфера эстетических целей, когда социальная функция спорта опирается на традицию, восходящую к идеальному образу человека, созданному ещё Платоном, образу, который развит Песталоцци в Новое время и который не утратил своего значения и сегодня. Грация и красота движения тела рассматриваются при этом как главное эстетическое требование. Данные социологических исследований подтверждают, что значимость эстетической здоровой внешности в ценностной ориентации существенно снижает возможность агрессивного поведения, употребления наркотиков, всего того, что отрицательно сказывается на эстетических установках личности.

4. Одну из главных ролей играют социальные цели. В связи с этим, спорт является сферой для приобретения такого социального опыта, который описывается такими категориями, как терпимость, готовность к сотрудничеству, способность помочь ближнему, умение вести себя в конфликтных ситуациях и т.д. Значение занятий спортом проявляется и в том, как они способствуют снижению уровня агрессивности в обществе (данные исследований свидетельствуют об этом). В данном контексте можно говорить о такой функции спорта, как социальная интеграция. При этом социальная интеграция может приобретать различное значение – интеграция различных социальных слоёв общества; интеграция различных поколений; интеграция различных культур; интеграция сильных и слабых учащихся и студентов .

5. Влияние спорта на социальный и духовный облик молодёжи связан с упрочением нравственности в характере человека. Как отличительный признак спортивности рассматриваются такие качества, как честность, порядочность, умение с достоинством проигрывать. Именно этический аспект целевых установок спортивной деятельности становится в наши дни всё более актуальным.

Движение, которое мы сегодня наблюдаем в спорте, богато противоречиями. Оно побуждается вперёд неудовлетворённостью личности и ситуациями, становящимися всё время кризисными. Противоречие между спортивной жизнью и объективностью является здесь главным, особенно когда мы хотим проникнуть в сущность духовной жизни общества. Ведь спортивный дух, постоянно отрицающий достигнутое, полностью входит в реальный жизненный процесс и призван посредством отрицания действовать, вызывать у людей духовную обеспокоенность будущим. Причём таким образом, что “отрицание” заставляет пульсировать саму общественную жизнь. Спорт, как видим, поддерживает пульс способности к изменению, к духовной самореализации субъектов.

Особенно это касается такого субъекта, как учащаяся и студенческая молодёжь. Развитие её духовной культуры в целом представляет собой саморазвивающуюся систему. Однако конкретным источником развития выступают различные сферы жизнедеятельности индивидов. Спортивная деятельность никогда не сможет ценностно ориентировать личность, если не окажется включённой в более широкий её жизненный контекст.

Формируя философскую позицию личности по отношению к физической культуре, необходимо учитывать, что образ жизни должен быть добровольно избран личностью. Молодой человек, избравший направлением деятельности личности формирование потенциала физической культуры, опирается на следующие установки при активном экзистенциальном выборе: всё происходящее со мной имеет причину во мне; я – хозяин своего мира; я до некоторой степени могу управлять своими жизнепроявлениями. А это уже трансцендентальный аспект влияния духовности на физическую и спортивную культуру.

Говоря о механизме личностного развития, автор подчёркивает в нём аспект скрытности, «интимности». Очевидно, нужно отличать то действительное содержание внутренней работы человека от того, как он эту «работу» презентирует другому. В этом смысле социализация личности основывается на помощи растущему человеку в преодолении и снятии внутреннего конфликта.

Развитие личности предполагает её «экспансию» в другие миры, персонификацию, продолжение себя в другом. Данное развитие предполагает формирование потребности получить признание своего окружения. Это своего рода становление и «упражнение» способности быть личностью. «Личность не существует вне системы своих выборов, или конституируется, создаётся. Поэтому она – всегда проект… лишь некоторая возможность, которая не всегда бывает реализована».15

Эта проективность, способность осуществлять осознанный выбор – показатель духовного здоровья личности. Результаты социологического исследования показывают, что сбережение духовного и физического здоровья предполагает определённый компромисс между обязательностью решения образовательных задач и необходимостью сохранения и воспроизводства при этом физического и душевного здоровья. Сохранение здоровья учащихся и студентов во многом зависит от форм и методов учебного процесса, психологического климата в учебном заведении и от организации специализированной системы формирования, сохранения и воспроизводства здоровья.

В «Заключении» в сжатой форме сформулированы основные идеи, обоснованию которых посвящено диссертационное исследование, обозначены перспективы дальнейшей работы по указанной проблематике.


^ Основное положение диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:


Публикации и статьи, входящие в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий ВАК Российской Федерации:

1. Мазов Н.Ю. Спорт и ценностные ориентации молодежи (социально-философский анализ). Н.Ю. Мазов, Д.М. Азаматов Монография. – Уфа: Изд-е БашГУ, 2001. Тир. 500 экз.– 84 с. (5,6 п.л.).

2. Мазов Н.Ю. Система образования в трансформирующемся обществе: проблемы, противоречия, перспективы / Н.Ю. Мазов, Д.М. Азаматов // Монография. – Уфа: Изд-е БашГУ, 2004. Тир. 500 экз.–116 с. (8,4 п.л.).

3. Мазов Н.Ю. Позиционно-интерперсональное и экзистенциальное измерения спорта как социокультурного явления / Н.Ю. Мазов. Монография. – Уфа: Изд-е БашГУ, 2006. Тир. 800 экз.– 216 с. (12,55 п.л.).

4. Мазов Н.Ю. Спорт и духовная жизнь общества./ Н.Ю. Мазов. Монография – Уфа: Изд-е БашГУ, 2009. Тир. 500 экз.– 184 с. (12,75 п.л.).

5. Мазов Н.Ю. Спорт как социально-телесная система / Н.Ю. Мазов // Социально-гуманитарные знания. – М, 2008. – №7. – С. 247-252.

6. Мазов Н.Ю. Спорт как социально-ценностная и телесно-духовная система / Н.Ю. Мазов // Социально-гуманитарные знания. – М., 2008. – №9. – С.135-140.

7. Мазов Н.Ю. Спортивная деятельность в ее отношении к духовной жизни людей / Н.Ю. Мазов, Д.М. Азаматов // Социально-гуманитарные знания. – М., 2008. – №9. – С.318-326.

8. Мазов Н.Ю. Ценности и ценностное содержание спорта / Н.Ю. Мазов // Электронное периодическое научное издание. Журнал – “Медицина и образование в Сибири”, 2008. - №3. – http: // www. ru..medin.nsc.ru.

9. Мазов Н.Ю. Смысловое и экзистенциальное измерения спорта / Н.Ю. Мазов // Электронное периодическое научное издание. Журнал – “Медицина и образование в Сибири”, 2008. №4. http: // www. ru..medin.nsc.ru.
^ Другие публикации
10. Мазов Н.Ю. Физическая культура как сфера социальной деятельности в условиях социально-экономического кризиса / Мазов Н.Ю. // Человек. Общество. Образование. Межвузовский сборник. – Уфа-Москва, 2000. – С.110-119.

11. Мазов Н.Ю. Ориентация молодежи на продолжение образования / Н.Ю. Мазов // Человек. Общество. Образование. Межвузовский сборник. – Уфа-Москва, 2000. – С.63-67.

12. Мазов Н.Ю. Физическое воспитание как компонент в воспроизводстве и социализации молодежи / Н.Ю. Мазов // Человек. Общество. Образование. Межвузовский сборник. – Уфа-Москва, 2000. – С.120-135.

13. Мазов Н.Ю. Современная социально-экологическая ситуация и приоритеты физического и нравственного здоровья / Н.Ю. Мазов // Коммерческое дело в Башкортостане. – Уфа, 2000. – С.29-32.

14. Мазов Н.Ю. Социально-ценностные и коммерческие модели спорта / Н.Ю. Мазов, Д.М. Азаматов // Развитие торговли, бизнеса и малого предпринимательства в Республике Башкортостан. Межвузовский сборник научных статей. – Уфа, 2001. – С.195-199.

15. Мазов Н.Ю. Социальный феномен спорта в возрастной стратификации общества / Н.Ю. Мазов // Международная научно-практическая конференция “Физическая культура и спорт на рубеже тысячелетий (23-24 декабря 2002). – Уфа: Слово, 2002. – С.88-91.

16. Мазов Н.Ю. Гуманитарные аспекты воспитания в физической культуре и спорте / Н.Ю. Мазов // Человек. Общество. Образование. Межвузовский сборник. – Уфа-Москва, 2004. – С.56-58.

17. Мазов Н.Ю. Роль тренера-преподавателя детской юношеской спортивной школы (ДЮСШ) в разработке содержания и технологии личностного ориентированного образования / Н.Ю. Мазов // Человек. Общество. Образование. Межвузовский сборник. – Уфа-Москва, 2004.– С.58-71.

18. Мазов Н.Ю. Творческая позиция тренера-преподавателя как цель педагогического управления / Н.Ю. Мазов // Человек. Общество. Образование. Межвузовский сборник. – Уфа-Москва, 2004. – С.71-79.

19. Мазов Н.Ю. Личностно-ориентированные образовательные технологии в спорте и их применение в учебно-тренировочном процессе / Н.Ю. Мазов // Человек. Общество. Образование. Межвузовский сборник. – Уфа-Москва, 2004. – С. 79-88.

20. Мазов Н.Ю. Личностная ориентация профессиональной деятельности тренера-преподавателя детской юношеской спортивной школы / Н.Ю. Мазов // Человек. Общество. Образование. Межвузовский сборник. – Уфа-Москва, 2004. – С. 135-145.

21. Мазов Н.Ю. Язык как способ выражения телесного опыта /Н.Ю. Мазов, А.В. Лукьянов // Язык науки и язык религии (тематический сборник). – Уфа, 2006. – С.68-71.

22. Мазов Н.Ю. Спортивная игра как гармония души и тела /Н.Ю. Мазов // Актуальные проблемы социогуманитарного знания. Сборник научных трудов кафедры философии МПГУ. Выпуск ХХХIV. – М.: Прометей, 2006. – С. 151-155.

23. Мазов Н.Ю. Теория и методика физического воспитания. /Н.Ю. Мазов: учебное пособие. - Уфа: РИО БашГУ, 2004. Тир. 500 экз. – 132 с.

24. Мазов Н.Ю. Желание как элемент структуры экзистенции спортсмена / Н.Ю. Мазов // Научное обозрение. Журнал – М.: Наука, 2007. –№1. – С.89-92.

25. Мазов Н.Ю. Спортивная деятельность: духовное и трансцендентальное измерения / Н.Ю. Мазов // Научное обозрение. Журнал – М.: Наука, 2007. – №1. – С.92- 96.

26. Мазов Н.Ю. К вопросу о национальном и экзистециональном измерениях желания спортивной победы / Н.Ю. Мазов // Международная научно-практическая конференция, посвященная 60-летию ЮНЕСКО. «Проблемы социокультурного бытия в национальном измерении». – Уфа: РИЦ БашГУ, 2007. – С.107-109.

27. Мазов Н.Ю. Актуальные проблемы исследования спорта как социокультурного явления / Н.Ю. Мазов // Научное обозрение. Журнал – М.: Наука, 2007. №3. – С.66-69.

28. Мазов Н.Ю. Спорт в контексте идеи обеспечения безопасности жизнедеятельности / Н.Ю. Мазов Х11 Международная научно-практическая конференция “Экологическая и экономическая безопасность: проблемы и пути решения“ (пос. Шепси, пансионат «Маяк» 20-24 сентября 2007). – Краснодар, 2007. – С.137-138.

29. Мазов Н.Ю. Социальные контуры творческого, персонального усилия, предполагающего развитие телесности и духовности общества / Н.Ю. Мазов Республиканская научно-практическая конференция, посвященная 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав России. “Философская мысль и философское образование в Республике Башкортостан: история и современность“. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2008. – С.107-112.

30. Мазов Н.Ю. Ценности и ценностное содержание спорта // Право и государство: теория и практика. Научно-практический и информационно-аналитический журнал. – М: Право и государство, 2009. – №1. – С.146-149.


Мазов Николай Юрьевич
^ СПОРТ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ ЯВЛЕНИЕ


Специальность 09.00.11 – социальная философия


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук


Подписано в печать 18.12.2008 г. Формат 60×84/16. Бумага для множ. ап.

Печать на ризографе. Усл. п. л 2,3

Заказ №.12-09 Тираж 100.


Башкирский институт физической культуры

Редакционно-издательский центр

(лицензия №257 от 22.07. 2005 г.)


450000, г. Уфа, ул. Достоевского, 73

Тел. (347) 276-14-84


1 См.: Хосе Ортега-и-Гассет. Что такое философия? – М.: Наука, 1991. – С. 524.

2 См.: Филимонова С.И. Пространство физической культуры и спорта // Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса (Москва, 24-28 мая 2005 г.): В 5 т.: Т. 4. – М.: Современные тетради, 2005. – С. 621.

3 См.: Образование в социокультурном воспроизводстве: механизмы, конфликты / Отв. ред. В.Н. Шубкин. – М., 1994.

4 См.: Аристотель. Сочинения. В 4-х т.: Т. 4. – М.: Мысль, 1984. – С. 630.

5 См.: Кант И. Соч. 4-х т.: Т. 1. – С. 535.

6 См.: Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. В 3-х т.: Т. 3. – М.: Мысль, 1977. – С. 217.

7 См.: Бердяев Н.А. О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии // Бердяев Н.А. Царство Духа и царство Кесаря. – М.: Республика, 1995. – С. 17.

8 См.: Там же.

9 См.: Лекторский В.А. Духовность и рациональность // Вопросы философии. – 1996. – № 2. – С. 31.

10 См.: Чжуан-цзы: Даосские каноны. – М.:ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ» 2002. – С. 36.

11 См.: Малявин В.В. Мудрость «безумных речей». О духовном наследии Чжуан-цзы // Чжуан-цзы: Даосские каноны. – С. 47.

12 Гегель Г.В.Ф. Сочинения. – М., 1932. – Т. 1. – С. 208.

13 Левинас Э. Избранное: Трудная свода / Пер. с франц. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. – С. 221.

14 См.: Микешина Л.А. Философия познания. Полемические главы. – М.: Прогресс-Традиция, 2002. – С. 230.

15 Шевеленкова Т.Д. Исследование личностного способа существования человека в современном мире // Психология личности в условиях социальных изменений. – М., 1993. – С. 24.


pechataetsya-po-postanovleniyu-stranica-27.html
pechataetsya-po-postanovleniyu-stranica-49.html
pechataetsya-po-postanovleniyu-stranica-9.html
pechataetsya-po-resheniyu-redakcionno-izdatelskogo-soveta-akademii-pedagogicheskih-nauk-sssr-stranica-8.html
pechataetsya-po-resheniyu.html
pechataya-nastoyashij-ocherk-sostavlyayushij-odnu-iz-glav-prigotovlyaemoj-k-izdaniyu-knigi-kavkaz-i-ego-narodi-schitayu-lishnim-vhodit-v-podrobnie-obyasneniya-o-neobhod-stranica-6.html
  • thescience.bystrickaya.ru/kizhevni-pomovi-zakona-o-osnovama-sistema-obrazovaa-i-vaspitaa-sluzhbeni-glasnik-rs-br-6203-6403-ispravka.html
  • lesson.bystrickaya.ru/prostranstvo-i-vremya-kak-filosofskie-kategorii.html
  • tests.bystrickaya.ru/kraevedcheskaya-deyatelnost-bibliograficheskij-ukazatel-siktivkar.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/po-biologii-na-temu-razvitie-zhizni-na-zemle.html
  • reading.bystrickaya.ru/mchs-sergej-shojgu-rossijskie-smi-o-mchs-monitoring-za-14-maya-2010-g.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-3-issledovatelskaya-programma-poppera-protiv-iseledovatelskoj-programmi-kuna-prilozhenie-popper-falsifikacionizm.html
  • assessments.bystrickaya.ru/ekskursionnoe-byuro-perm-gid-ekskurs.html
  • klass.bystrickaya.ru/40-realizaciya-principa-dvoemiriya-v-tvorchestve-v-nabokova-na-pervij-plan-vidvigali-motivi-haosa-smerti-gibeli-i-opustosheniya.html
  • credit.bystrickaya.ru/osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-1-080200-menedzhment-1.html
  • institut.bystrickaya.ru/tazhigalieva-zamzagul-tlepbergenizi-mektep-sinip-oral-alasi-fmb-nzm-12-sinip-saba-tairibi-m-uezov-aragz-dramasi-osi-saba.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/kontrolnaya-rabota-po-discipline-tehnologicheskie-sredstva-avtomatizacii.html
  • tasks.bystrickaya.ru/32-otnosheniya-svyazannie-s-grazhdanskoj-sluzhboj-pri-reorganizacii-ili-likvidacii-gosudarstvennogo-organa-libo-sokrashenii-dolzhnostej-grazhdanskoj-sluzhbi.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/pravila-vnutrennego-trudovogo-rasporyadka-avtonomnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-doshkolnogo-obrazovaniya.html
  • textbook.bystrickaya.ru/i-data-stranica-2.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-v-dv-1-voprosi-mezhdunarodnogo-chastnogo-prava-v-biznes-srede-kafedra-predprinimatelskogo-i-prirodoresursnogo-prava-napravlenie-podgotovki-40-04-01-yurisprudenciya.html
  • testyi.bystrickaya.ru/anglijskij-yazik-vilyujskaya-srednyaya-obsheobrazovatelnaya-shkola-imeni-geroya-sovetskogo-soyuza-nikolaya-savvicha-stepanova.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/razmnozhenie-nekotorih-introducirovannih-vidov-roda-acer-l-na-srednezasolennih-pochvah-na-yuge-karakalpakstana.html
  • uchit.bystrickaya.ru/statya-osnovnie-ponyatiya-i-termini-primenyaemie-v-nastoyashem-federalnom-zakone.html
  • books.bystrickaya.ru/cpi-degot-b-e-defomaciya-pravovoj-kulturi-ponyatie-posledstviya-puti-preodoleniyatekst-istoriya.html
  • shkola.bystrickaya.ru/razdel-3-kriminalisticheskaya-taktika-posobie-dlya-podgotovki-k-ekzamenu-bbk.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-modulya-naimenovanie-modulya-teorii-i-tehnologii-hudozhestvenno-esteticheskogo-obrazovaniya-v-nachalnoj-shkole-uroven-osnovnoj-obrazovatelnoj-programmi.html
  • bukva.bystrickaya.ru/ponyatie-prestupleniya-chast-5.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-tretya-podhodi-k-postroeniyu-teoreticheskoj-modeli-organizacii-zadachi-dissertacionnogo-issledovaniya-12-metodologicheskaya.html
  • student.bystrickaya.ru/31-bezgranichnie-vojni-duha-f-fukuyama-konec-istorii-i-poslednij-chelovek.html
  • bukva.bystrickaya.ru/novosti-kompanij-ribnoj-otrasli-rinok-myasa-rf-poluchatel.html
  • doklad.bystrickaya.ru/vmeshatelstvo-organov-opeki-v-semyu-problemi-i-perspektivi-dvizhenie-semya-lyubov-otechestvo-prizivaet-sozdat.html
  • assessments.bystrickaya.ru/dopolnitelnaya-informaciya-imeetsya-na-sajte-wwwwhointfoodsafety-informacionnij-byulleten-osint-20-iyul-avgust-2011-g.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tematicheskoe-planirovanie-urokov-literaturi-v-5-klasse-na-2010-2011-uchebnij-god-rabochaya-programma-p-o-literature-dlya-5-klassa-sostavitel.html
  • lesson.bystrickaya.ru/o-sisteme-stanislavskogo-stranica-5.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/slovo-telegramma-vpervie-poyavilos-v-pechati-ch-80-chtogdekogda-proizoshlo-vpervie-sprav-sost-a-i-budko.html
  • learn.bystrickaya.ru/eto-bila-chudovishno-ubogaya-kombinaciya-drevnego-truboprovoda-stochennih-stranica-6.html
  • letter.bystrickaya.ru/na-pedsovete-direktor-kgou-npo-pu54.html
  • holiday.bystrickaya.ru/obrazovatelnaya-programma-povisheniya-kvalifikacii-strategicheskij-menedzhment-obrazovatelnoj-organizacii-dlya-rukovoditelej-obrazovatelnih-uchrezhdenij-avtorskij-kollektiv.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-vi-nauchnie-tradicii-i-nauchnie-revolyucii-v-p-kohanovskij-kohanovskij-v-p-leshkevnch-t-g-matyash-t-p-fathi-t-b.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tehnicheskaya-grafika-cherchenie-programma-razvitiya-obrazovatelnoj-sistemi-gimnazii-20042010g-g-obra-zova.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.