.RU

Очаги становления земледелия - Статья Салли Лерман интересна и важна. Сбольшинством ее положений можно полностью...



^ Очаги становления земледелия

Чайлд рассмотрел переход к земледелию на  примере лишь одного, переднеазиатского, очага, но  рассматривал его в широких границах — от Египта до Южной Туркмении. Вслед за ним и многие современные авторы считают район, обозначенный Чайлдом, эталоном для изучения «неолитической революции». До недавнего времени это имело некоторое оправдание. Дело в том, что в других регионах мира процессы эти оставались неизученными, хотя и предполагалось, что там могли иметься свои старые, раннеземледельческие очаги.

В двадцатые — тридцатые годы XX века выдающемуся советскому ботанику Н.И. Вавилову и его коллегам удалось наметить границы целого ряда первичных очагов мирового земледелия. Но это был только первый шаг к познанию. Нужно было уточнить их границы, выявить культурно-историческую специфику. Очень много было сделано в последние десятилетия. Сейчас уже известны места большинства первичных и вторичных раннеземледельческих очагов, намечены их границы, разработана и хронология — известно, как во времени распространялось земледелие по земному шару. Конечно, по всем этим вопросам и ныне ведутся дискуссии, и многое постепенно будет все более и более уточняться.

Думаю, нелишне внести ясность в представления о первичных и вторичных очагах. Первичные земледельческие очаги — это довольно крупные районы, ареалы, где постепенно сложился целый комплекс культурных растений. Это очень важно, потому что именно комплекс этот послужил основой для перехода к земледельческому образу жизни. Обычно эти очаги оказывали заметное влияние на окружающие районы. Для соседних племен, готовых воспринять такие формы хозяйствования, это был прекрасный пример и стимул. Конечно, такие мощные очаги возникали не сразу. Это был итог, наверное, довольно долгого общения нескольких первичных микроочагов, где и шло окультуривание отдельных диких растений. Иначе говоря, с микроочагами было связано появление лишь отдельных культурных растений, а с очагами — целые комплексы таких растений. И тогда ясно, что микроочаги должны были возникать в то время, которое мы назвали этапом Б, а очаги — на третьем, заключительном этапе В.

Наверное, были микроочаги, которые не стали основой для формирования крупных очагов или, по крайней мере, не сыграли в этом большой роли. Некоторые могли по тем или иным причинам заглохнуть, другие — влиться в более крупные, уже вторичные очаги, возникавшие под сильным влиянием соседних более мощных земледельческих центров.

Со вторичными очагами тоже все неоднозначно. Конечно, это те районы, где земледелие сформировалось окончательно после проникновения культурных растений из других районов. Но вполне вероятно, что здесь были важные предпосылки, которые способствовали успеху заимствования, то есть складывалась ситуация, типичная для этапа А. Но мог здесь быть и свой микроочаг раннего земледелия (этап Б), как, например, в некоторых восточных районах нынешней территории США. Кроме того, в новых природных условиях первичный комплекс культурных растений мог сильно измениться, вполне естественно допустить, что и число культурных вводились новые виды, не известные в первичном очаге. Наконец, при благоприятных условиях вторичные очаги становились даже более значительными, чем первичные, и, очевидно, оказывали обратное влияние уже на тех, кто их породил. Известно же, что первые цивилизации нередко складывались на основе именно вторичных земледельческих очагов — Шумер, Египет, древнеиндийская цивилизация, города-государства майя.

Сейчас можно выделить семь первичных и около двадцати вторичных раннеземледельческих очагов. Невозможно в небольшой статье рассказать о специфике каждого из них. И все-таки о главных особенностях сказать совершенно необходимо. Потому что именно эти особенности и являлись причиной совсем неоднозначного, я бы сказал, многовариантиого перехода к земледельческому образу жизни. По урожайности клубнеплоды примерно раз в десять превосходят злаки и бобовые. И значит, для получения столь же высоких урожаев злаков и бобовых нужно было обрабатывать площадь в десять раз большую, что требовало, естественно, гораздо больших трудовых затрат. Выращивание злаков и бобовых быстрее истощало землю, чем разведение клубнеплодов, и это тоже усугубляло трудности. А с клубневыми вообще все было проще, например их не нужно было так тщательно охранять, как злаковые и бобовые. И убрать их было легче — меньше требовалось людей и их усилий: созревшие клубни могли месяцами храниться в земле, а злаки и бобовые нужно было убирать в короткие сроки.

Но злаки и бобовые давали людям более сбалансированное, если можно так сказать, питание. При таком питании, как правило, люди скорее отказывались от образа жизни, продиктованного охотой и собирательством. Скорее, чем те, кто выращивал корнеплоды.

В разных очагах разной была и социокультурная обстановка, в которой совершался переход к земледелию. И это тоже влияло и на темпы, и на особенности перехода. В горах Мексики и Южной Америки земледелие зародилось в среде бродячих охотников и собирателей, в Сирии и Палестине оно возникло у высокоразвитых полуоседлых охотников и собирателей, а в Юго-Восточной Азии и сахаро-суданском регионе — среди высокоразвитых племен рыболовов. Во многих азиатских очагах становление земледелия сопровождалось одомашниванием животных, а во многих районах Нового Света (кроме центральноандийского) за исключением собак и птиц никаких домашних животных не было вовсе. Очевидно, введение в хозяйство злаков и бобовых, появление скотоводства сокращало время этапа Б.

Быстрее шли эти процессы и тогда, когда земледелие набирало силу в среде высокоразвитых племен охотников, рыболовов и собирателей. Вот почему особенно быстро земледелие завоевывало господство в Передней Азии, а медленнее — в горах Мексики. В первом случае процесс этот совершился в VIII-VII тысячелетиях до новой эры, а во втором — длился с VIII-VI вплоть до III-II тысячелетий до новой эры.

И еще одна важная особенность. Если становление земледелия происходило у населения с высокоэффективным присваивающим хозяйством, его введение не приводило к кардинальной смене уже имевшихся социальных отношений, а лишь усиливало наметившиеся ранее тенденции.

В доземледельческий период, как и в раннеземледельческий, такие общества имели развитый родовой строй, существовала ранняя социальная дифференциация. Такое присваивающее хозяйство, которое по производительности труда мало уступало раннему земледелию, способствовало этому. У сборщиков саго и папуасов-земледельцев, например, для получения одного миллиона калорий требовалось 80-600 человеко-часов (у первых — 80-180), а у бродячих охотников и собирателей — более одной тысячи. При этом по сложности своей социальной структуры сборщики саго иногда даже обгоняли своих соседей земледельцев, и на Новой Гвинее известны случаи, когда от занятия преимущественно земледелием переходили к добыче саго, и при этом социальная организация усложнялась. Можно что-то подобное подметить и между развитыми охотниками, рыболовами и собирателями, с одной стороны, и ранними земледельцами — с другой, по целому ряду демографических параметров — росту и плотности народонаселения, его половозрастной структуре и так далее.

Каков же вывод из всего сказанного? Главный, очевидно, заключается в том, что картина становления производящего хозяйства оказалась более сложной, более многообразной, чем мы могли ожидать. В разных очагах этот процесс происходил с разной скоростью и с неоднозначными социально-экономическими последствиями — в одних случаях социальная организация при этом существенно не менялась, в других — менялась достаточно радикально. Нечто подобное происходило и в демографической сфере: с одной стороны, появлялись условия для роста населения, а с другой — ухудшалась эпидемиологическая обстановка, и это, конечно, неблагоприятно сказывалось на здоровье древних людей, вело к большей смертности. Сложность, неоднозначность заключается еще и в том, что в высокоразвитых обществах оседлых или полуоседлых охотников, рыболовов и собирателей происходили процессы, во многом напоминавшие те, что фиксируем мы у ранних земледельцев.

Когда Чайлд выдвигал свою концепцию, такую детализацию невозможно было произвести: ни методы пограничных с историей наук, ни уровень исторических исследований не позволяли это сделать. И тем не менее значение концепции «неолитической революции» трудно переоценить. Именно она «бросила» в ряды своих исследователей лучших представителей исторической науки и именно ей среди многих других факторов история обязана огромным интересом исследователей к социально-экономическим вопросам.

Сегодня, с позиций и достижений нашего времени, мне представляется «неолитическая революция» вовсе не революцией. И поворотным пунктом в истории человечества назвать ее вряд ли можно. На мой взгляд, неоспоримые преимущества земледелия выявились лишь в предклассовый и раннеклассовый периоды. Если ранние этапы классообразования фиксировались и в неземледельческих условиях, то раннеклассовые общества возникали лишь на земледельческой основе.

В. Шнирельман

^ Алексеев В. 


Становление человека: рубиконы триады

«ЗС» 6/83

Минуло два десятилетия с тех пор, как в научной печати появилось сообщение о находке известным антропологом Луисом Лики в африканском ущелье Олдовай останков ископаемого человека, жившего более 1700000 лет назад и уже умевшего изготовлять каменные орудия. По праву первооткрывателя Лики вначале называет открытого прачеловека «презинджантропом», затем дает ему имя Гомо габилис, Человек умелый, записывая его тем самым в «родословную книгу» Гомо. Нельзя сказать, что поверхность палеоантропологической науки в то время не бороздили дискуссии, споры, противоречия, но по сравнению с «волнами», что кругами пошли от этого сообщения, они стали казаться легкой зыбью — «человек умелый» более чем на миллион лет увеличивал историю орудийной деятельности, отодвинув ее начало ко времени, отданному наукой в безраздельное владение человекообразным обезьянам, которые, по устоявшейся традиции, еще не перешагнули границы между ископаемыми приматами и первыми людьми.


Спустя десять лет, в 1972 году, на берегу озера Рудольфа в Кении Ричард Лики (сын Л. Лики) в слоях, датируемых фантастической цифрой — 2,5-3 миллиона лет, находит фрагменты человеческого черепа, причем значительно более совершенного не только по сравнению с черепом Гомо габилиса, но и «классического» питекантропа. Советский антрополог М. Урысон, анализируя эту находку, писал: «человек, живший в столь глубоко древности, судя по черепу и костям конечностей, был в морфологическом отношении прогрессивнее не только Гомо габилиса и всех австралопитековых, но также автралопитековых и близких к ним ископаемых гоминид, существовавших почти на 2,5 миллиона лет позже него и рассматривавшихся до сих пор как предшественники современного человека». Но эти две поразительные находки были лишь наиболее впечатляющими вехами — а между ними и после «мистера Рудольфа» палеоантропология пополнилась, может быть, не столь эффектными, но чрезвычайно весомыми для науки находками, которые заставили вновь и вновь перечитывать страницы антропологической летописи, открывая новый смысл в ее давно знакомых фразах, в новых поисках ответа на «вечный» вопрос: когда же человек стал человеком?


1.


Кому не знаком мультипликационный ряд реконструкций наших предков — от древнейших обезьяноподобных, стоящих на полусогнутых, неуверенных ногах, до кроманьонца, гордого сапиенса — все более и более выпрямляющихся, расправляющих плечи и т. д., и т. п.? Разве можно в этом ряду представить себе, например, австралопитека с ногами неандертальца, а неандертальцу пририсовать кисть руки, способную совершать те же операции, на какие способны руки сапиенса? Нонсенс, абсурд…


Но давайте разберемся — откуда такая уверенность?


Дело в том, что биологически человек принципиально отличается от животных по трем основным признакам: он ходит в выпрямленном положении, у него приспособленная к тонкому манипулированию кисть руки и он имеет высокоразвитый, относительно крупный мозг, определяющий размеры и форму черепа. Эти признаки в конце концов выделились в науке в качестве основных, определяющих отличий человека под названием «гоминидная триада». Но при этом подразумевалось, что они развивались параллельно друг другу, что морфологический уровень одного из них определял «конструктивное» совершенство и других, то есть что примитивный мозг, например, в принципе является свидетельством и обезьяноподобной походки, и неумелой кисти. Это представление, идущее от слишком прямолинейного толкования эволюционной теории, казалось столь неоспоримым, что еще до того, как в конце прошлого века были найдены останки черепа древнейшего для науки того времени предка человека — питекантропа, его образ уже был «канонизирован». И строение найденного черепа — грубое, примитивное по сравнению с уже известными черепами более поздних ископаемых людей — подтверждало этот образ… Поэтому лежащей рядом с черепной крышкой питекантропа бедренной кости, почти не отличающейся от современной, наука «не поверила».


Нет, ее не объявляли фальсификацией, подделкой, «пришелицей» из более поздних времен. Ее просто сочли исключением — и тем положили начало долгому ряду подобных исключений, объясняя их то патологией, то случайностью, не характерной для вида в целом.


Но время шло, и палеоантропология пополнялась новыми данными, с одной стороны, казалось бы, подтверждающими устоявшееся представление, с другой — множившими число подобных исключений.


В 1924 году профессор медицинской школы в Йоханнесбурге Раймонд Дарт исследует найденный череп человекообразного существа, находящегося, судя по всему, на полпути от обезьяны к питекантропу, уже прочно признанному наукой первым человеком. Дарт называет этого пращура австралопитеком («южная обезьяна»), и обретенное наукой «переходное звено», во-первых, замкнуло предсказанную теорией эволюционную цепь становления человека, во-вторых, еще раз подтвердило представление о строго параллельном развитии отличительных признаков человека.


И когда два десятка лет спустя Дарт сообщает, что нашел рядом с останками австралопитеков большое скопление костей и рогов антилоп, искусственно подправленных для более удобного — следовательно, более постоянного, — употребления, ему, мягко говоря, не поверили. По сложившимся канонам существо, чей мозг лишь немногим превышал по объему мозг шимпанзе, сознательно обрабатывать орудия не могло. Еще одно исключение? Скорее, ошибка, пристрастный взгляд… Таково было едва ли не единодушное мнение исследователей на сообщение Дарта. А одновременно к исключениям были причислены и найденные кости стопы и таза австралопитека, явно показывающие, что он уже был устойчиво двуногим существом.


…Я, конечно, упрощаю движение научного поиска и исследовательской мысли — все было не так просто и хронологически упорядочено, однако тем не менее вплоть до открытия Л. Лики традиционное представление о параллельном изменении признаков, а следовательно, и существование какого-то одного рубежа, перешагнув который наш предок обретал право называться первым человеком сразу по всем «показателям», было если и не единственным, то наиболее распространенным. Но открытия последних двух десятилетий оказались слишком весомыми, чтобы их по старинке можно было списать в обычные исключения из нерушимых правил.


Оказалось, что даже презинджантроп, этот столь ранний представитель рода австралопитеков, как показал анализ советского антрополога Е. Хрисанфовой, был устойчиво прямоходящим. Но в таком случае и начало прямохождения необходимо отодвигать в историю стаиальных предшественников австралопитеков, ископаемых приматов. Однако прямохождение не имеет никаких аналогий среди приматов, встающих на задние конечности лишь в исключительных случаях. Представить же, что когда-то было иначе, невозможно. И вывод мог быть только один — австралопитеки и начали обучаться ходить «на своих двоих», и полностью отработали прямохождение.


Иными словами, оказалось, что становление главных отличительных признаков человека не было равномерно параллельным — во всяком случае, по одному из них наш предок стал человеком еще на стадии австралопитеков.


…Но ведь из этого уже с неизбежностью следует, что с возникновением прямохождения должно совпадать и появление первых орудий труда, ведь руки освободились для орудийной деятельности, то есть «костяная индустрия», открытая Дартом и отвергаемая его коллегами, во всяком случае, имеет право на существование.


Открытие Лики намного «перекрыло» гипотезу Дарта, заставив признать существование у австралопитеков уже и каменного производства1. Конечно, этому признанию предшествовало долгое и активное сопротивление. От открытия Лики защищались утверждениями, что ученый ошибся в датировке орудий и они принадлежат более поздним эпохам, попав в один слой с презинджантропом в результате геологических сдвигов, или попытками доказать естественное происхождение сколов — действием воды, времени и т. д. Но дальнейшие исследования неопровержимо доказали и искусственное происхождение ранних олдовайских находок, и их глубокую древность — до 2-2,5 миллиона лет. И как бы ни казались они бесформенными по сравнению с каменными орудиями даже питекантропа, повторяемость их форм и сходство приемов обработки на протяжении сотен и сотен тысячелетий свидетельствует о целенаправленной орудийной деятельности их создателей. Таким образом, и начало орудийной деятельности — традиционно непременный отличительный признак собственно человека — было отодвинуто в историю «пралюдей», австралопитеков.


Но ведь все это, в свою очередь, означало и другое — кисть австралопитека уже могла обрабатывать камни, то есть независимо от своего морфологического совершенства была человеческой по своим функциям. Презинджантроп «заставил» принять и этот вывод: анализ останков его кисти (как и других австралопитеков) показал, что большой палец у них был уже отчетливо противопоставлен остальным. То есть, хотя в целом кисть австралопитека была очень примитивной, она уже могла изготовлять орудия труда.


2.


Естествен теперь вопрос: когда же кисть, вторая составляющая триады, стала подлинно человеческой не только по функциям, но и по строению?


К сожалению, от питекантропов не сохранилось каких-либо костных останков, которые помогли бы реконструировать строение их кисти. Поэтому о ней мы по-прежнему можем судить лишь по тому, что эта кисть делала. «Шедевр» руки питекантропа — ручное рубило, стабильной формы универсальное орудие, с которым люди освоили почти всю территорию Старого Света. Чтобы изготовлять такое рубило, требовался качественно иной уровень двигательных реакций, истинно человеческие соотношения в длине большого и остальных пальцев. Требовался и такой мозг, который смог бы управиться со столь сложной работой. И, видимо, не случайно, что именно у питекантропов происходит первое в эволюционной истории гоминид резкое увеличение массы мозга: если у австралопитеков его объем в среднем составлял 550-600 кубических сантиметров, то у питекантропов он уже много выше — 900 кубических сантиметров. Причем мозг разрастался в высоту, шло увеличение лобных долей. То есть мозг совершенствовался и структурно. При всей сложности анализа макроструктуры мозга по костным, окаменевшим, плохо сохранившимся и фрагментарным останкам все же можно сказать, что число нейронов .в коре мозга у питекантропов резко увеличилось по сравнению с австралопитеками. А это не могло не привести к увеличению числа двигательных реакций и расширению мыслительной деятельности, без которых ручные рубила просто не могли появиться.


Анализ действия причинно-следственного механизма, обусловившего такую связь, — тема столь же увлекательная, сколь и малоразработанная — предмет особого разговора. Но бесспорно, что она непосредственно отразилась в орудиях труда. Так, например, американский археолог Т. Винн, проследив по материалам двух нижнепалеолитических стоянок изменения орудий, на протяжении более чем миллиона лет, выделил четыре фундаментальных оперативных свойства психики, отразившихся в каменной индустрии архантропов. Во-первых, понимание отношения части к целому и целого к части; во-вторых, осознание соотношения частей; в-третьих, осознание пространственно-временных отношений и, наконец в-четвертых, отчетливое понимание повторяемости объектов или операций. Разнообразные отражения этих четырех «ментальных структур» в каменном инвентаре отчетливо видны в форме каменных орудий более поздней стоянки (стоянка Исимил 330 000-170 000 лет). Архантроп достигал нужной ему формы орудия минимальными затратами труда (первое свойство), изготовлял прямой режущий край, что свидетельствует о том, что вся совокупность последовательных ударов осознавалась мастером как единая операция (второе свойство). Кроме того, исимилец уже мог придавать орудию двустороннюю симметрию (третье свойство). И, наконец, умел достигать симметричности орудия на разных уровнях поперечного сечения (четвертое свойство). А вот в индустрии более древней стоянки (стоянка Олдовай, 1,6-1,15 миллиона лет) можно заметить только редкие образцы двусторонней симметрии и лишь приближение к постоянному радиусу поперечного сечения орудия.


Итак, на стадии питекантропов шло активное становление истинно человеческой кисти — и, судя по изготовленным ею орудиям, мы можем сказать, что именно на этой стадии она и сформировалась в своих основных чертах. Этот вывод подтверждается еще и тем, что у стадиальных наследников питекантропов — у неандертальцев, как показал в сороковых годах советский исследователь Г. Бонч-Осмоловский, кисть практически мало отличалась от нашей и, видимо, была столь же приспособлена к тонким манипуляциям, как и у современного человека.


Происходило у питекантропа и развитие мозга — увеличение объема, усложнение, «очеловечивание» его структуры. Но это было лишь началом движения к современному мозгу. Человечеству еще предстояло преодолеть последний, «мозговой рубикон». И весь оставшийся путь к этому рубикону «обязан» был успеть пройти всего лишь примерно за 150 тысяч лет потомок питекантропов и предок Гомо сапиенса — неандерталец.


3.


Положение неандертальцев и созданной ими культуры (она получила название мустьерской) в эволюционной цепи становления Гомо сапиенса уже много десятилетий является предметом острых споров. По времени своего существования они, действительно, наследуют питекантропам и предшествуют человеку современного вида. Такое же промежуточное положение они занимают и по уровню орудийной деятельности. Но все же… Слишком малым казался срок, «отпущенный» эволюцией неандертальцам для того, чтобы они успели преодолеть дистанцию между последними питекантропами и первыми Гомо сапиенсами.


Основания для таких сомнений казались, действительно, весьма серьезными. Так, например, по морфологическим чертам поздние неандертальцы, то есть непосредственные предтечи по времени Гомо сапиенса, как считали многие исследователи, были значительно архаичнее своих — неандертальских же — предков, живущих сразу после питекантропов. Кроме того, именно на заре мустьерской культуры были обнаружены каменные изделия, мало чем отличающиеся от тех, с которыми осваивал Землю Гомо сапиенс и которых не было у последних неандертальцев. И едва ли не самым главным доводом для исключения неандертальцев из «эволюционной эстафеты» был его мозг.


По объему мозга неандертальцы уже вплотную подошли к рубежу, за которым начинается мозг Гомо сапиенса: двадцать шесть мужских неандертальских черепов дали средний объем 1463,2 кубического сантиметра, девятнадцать измерений верхнепалеолитических черепов — цифру 1581,1 кубического сантиметра. Но по своей структуре в целом мозг неандертальца сохранял достаточно примитивное строение, чтобы за несколько тысячелетий превратиться в мозг сапиенса. А большего срока логика строго параллельного изменения признаков не давала.


…Парадоксальная ситуация. Представление о четкой последовательности этапов эволюционной «технологии», грубо говоря, как о некоем конвейере, на котором, строго в свой черед, «обтачиваются» до единой «серии» соответствующие виды, лежало в основе построения теоретической схемы морфологической эволюции человека. Эволюционная цепь «австралопитеки — питекантропы — неандертальцы — Гомо сапиенс» не могла быть осознана вне этих представлений. И эти же представления не справились со своим «детищем» — на «доводку» итогового образца всей эволюции времени явно не хватало, что, естественно, заставляло многих ставить под сомнение правильность всей схемы. И «спасли» эволюционный порядок как раз те сенсационные открытия последних десятилетий, которые, казалось, должны были окончательно разрушить его.

odin-den-ivana-denisovicha-v-t-shalamov-kolimskie-rasskazi.html
odin-den-v-zimnem-lesu-predislovie.html
odin-iz-dvenadcati-tisyach-igor-mihajlov-rozhdyonnaya-i-pogibshaya-pod-vyazmoj.html
odin-iz-legiona-spaseniya-deti-indigo.html
odin-iz-samih-blistatelnih-gollivudskih-akterov-bryus-uillis-rodilsya-v-zapadnoj-germanii-v-idar-obershtajne-nebolshom-zhivopisnom-gorodke-uvenchannom-srednevek.html
odin-iz-samih-populyarnih-romanov-znamenitogo-shotlandca-tragikomicheskaya-semejnaya-saga-polnaya-groteska-i-teploj-ironii-nachinayushayasya-vzrivom-i-okanchivayushayasya-v-stranica-15.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/623-razdeli-disciplini-i-vidi-zanyatij-programma-modulya-tovarovedenie-ekspertiza-v-tamozhennom-dele-i-tovarnaya.html
  • bukva.bystrickaya.ru/osvta-osnova-rozvitku-osobistost.html
  • bystrickaya.ru/vpliv-dobriv-na-vrozhajnst.html
  • institute.bystrickaya.ru/golografiya-i-ee-primenenie-chast-5.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/model-veroyatnostnih-mnogoagentnih-sistem-i-ih-verifikaciya.html
  • znanie.bystrickaya.ru/b-u-rodionov-moskovskij-inzhenerno-fizicheskij-institut-gosudarstvennij-universitet.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-031900-62-mezhdunarodnie-otnosheniya.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/oshibki-otcov-i-pozdnij-um-detej.html
  • tests.bystrickaya.ru/lekciya-2-znanie-i-poznanie-rabochaya-uchebnaya-programma-po-sovremennim-koncepciyam-estestvoznaniya-nazvanie-po.html
  • lecture.bystrickaya.ru/adresnij-programmator-z-511.html
  • textbook.bystrickaya.ru/ia-tyumenskaya-liniya-tyumen-180310-korporaciya-ural-promishlennij-ural-polyarnij-poluchit-sredstva-iz-byudzheta-tyumenskoj-oblasti-agrippina-palamarchuk.html
  • lesson.bystrickaya.ru/tema-2nadezhnost-i-bezopasnost-kurs-lekcij-po-discipline-kompyuternie-seti-i-telekommunikacii-dlya-studentov.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-istoriya-neftegazovoe-delo.html
  • learn.bystrickaya.ru/funkcii-klavish-mobilnij-telefon-zte-evolution-cdma-1x-evdo-instrukciya-po-ekspluatacii.html
  • klass.bystrickaya.ru/bashennie-krani-i-drugie-mashini-ispolzuemie-v-stroitelstve-chast-4.html
  • testyi.bystrickaya.ru/aved-schastya-mnogo-tak-mnogo-paren-chto-ego-na-vsyu-bi-okrugu-hvatilo-da-ne-vidit-ego-ni-odna-dusha-stranica-5.html
  • writing.bystrickaya.ru/328-organizaciya-monitoringa-obstanovki-i-okruzhayushej-sredi-poryadok-utochneniya-obstanovki-v-zone-chs-n.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tehnicheskoe-zadanie-na-vipolnenie-kompleksnogo-remonta-mou-sosh-38-kod-po-obsherossijskomu-klassifikatoru-vidov-ekonomicheskoj-deyatelnosti-okdp-ok-004-93-stranica-9.html
  • reading.bystrickaya.ru/lot-1-postavka-uchebnoj-literaturi-na-yazikah-korennih-malochislennih-postavka-uchebnoj-literaturi-na-yazikah-korennih.html
  • composition.bystrickaya.ru/pervie-nedeli-v-shkole-d-b-elkonin-izbrannie-psihologicheskie-trudi.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/urok-8-vavilonskaya-bashnya-metodicheskoe-posobie-po-kursu-osnovi-pravoslavnoj-kulturi-zdravstvuj-chelovek.html
  • shkola.bystrickaya.ru/sistema-tamozhennih-organov-chast-2.html
  • predmet.bystrickaya.ru/sh-lshemd-dstemelk-zhje-uzh-sapali-blm-beru-kepl-a-a-tobazhanova-atbe-oblisi-shalar-alasi.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/realizm-i-antirealizm-teoretiko-poznavatelnij-aspekt.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/sadovskij-vn-aleksandr-chernikov-sistemnaya-semejnaya-terapiya-integrativnaya-model-diagnostiki-moskva-nezavisimaya.html
  • lesson.bystrickaya.ru/stiven-lauz-posle-vecherinki-oborotni-antologiya-2010.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-8-svobodnij-i-kontroliruemij-rinok-dmitrij-nevedimov-religiya-deneg-ili-lekarstvo-ot-rinochnoj-ekonomiki-annotaciya.html
  • studies.bystrickaya.ru/filosofiya-tehniki-obshie-osnovaniya.html
  • bukva.bystrickaya.ru/predmet-metod-sistema-principi-i-istochniki-trudovogo-prava.html
  • write.bystrickaya.ru/fokus-ot-putina-premer-nashel-dve-amfori-v-tamanskom-zalive-oni-zhdali-ego-s-vi-veka-na-dvuhmetrovoj-glubine-informacionnoe-agentstvo-novij-region-moskva-11082011.html
  • testyi.bystrickaya.ru/a-e-1.html
  • reading.bystrickaya.ru/m-v-ivanova-tomsk-izdatelstvo-tomskogo-politehnicheskogo-universiteta-2008-177-s.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/yu-a-darman-vsemirnij-fond-dikoj-prirodi-g-vladivostok-rossiya.html
  • predmet.bystrickaya.ru/soderzhanie-disciplini-visshaya-matematika-osnovnie-razdeli-annotaciya-primernoj-programmi-uchebnoj-disciplini-celi.html
  • credit.bystrickaya.ru/otchet-prinyat-komitetom-postoyannij-komitet-po-avtorskomu-pravu-i-smezhnim-pravam-dalee-imenuemij-kak.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.